О СУДЬБАХ ЕВРЕЙСКОГО ПЛЕМЕНИ

Заметки об антисемитизме

АБСТРАКТ

В данной статье я делаю попытку подойти к проблеме антисемитизма в рамках некоторой общей точки зрения на национальный вопрос. Эта точка зрения опирается на веру, что целесообразно сохранять многообразие этносов и государств как институтов, гарантирующих их развитие. Вместе с тем, у каждого этноса в принципе возможна и диаспора.

Я далее обращаю внимание на меру совместимости и меру враждебности между этносами в условиях, когда они живут в рамках одного государственного образования. Рассматривая условия совместимости этносов, я особо выделяю ситуацию, когда в государстве недоминирующий этнос стремится к деятельности в «программирующей» сфере, т.е. в сфере, где формируется «генетический» код доминирующего этноса.

Сама совместимость рассматривается как двухступенчатый процесс: выделение донора и погашение факторов, ведущих к отторжению. Отсюда при возникновении этнических конфликтов важно выделить ситуацию, когда они порождены в целом несовместимостью этносов и когда этносы как «доноры» совместимы, но имеются факторы, ведущие к их «отторжению». Операционально это связано с разными методами разрешения национальных конфликтов. При осознании несовместимости этносов в целом мера их враждебности может быть уменьшена с акцентом на миролюбивый «развод» вместо непрерывной вражды. В случае конфликта между несовместимыми этносами, пытающимися сохранять и развивать контакты, важно находить средства, которые позволяют снимать возникшую напряженность.

     Феномену антисемитизма посвящена огромная литература. Непрофессионал может решиться писать на эту тему либо по невежеству, либо по амбициозности (т.е. по вере в то, что у него есть некоторые нетривиальные методологические подходы к анализу этой вековой темы), либо по той и другой причине вместе. Мне, как непрофессионалу, хочется верить, что мои заметки по данной теме  относятся по крайней мере к последнему случаю.

I. СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД

1. Аксиомы  веры

Следуя принципам системного подхода, я хотел бы погрузить анализ проблемы антисемитизма в более широкую проблематику, связанную, прежде всего, с общей ролью многообразия в развитии, а затем с существованием многообразия этносов. В этой связи я хотел бы отделить основополагающие аксиомы веры (которые я принимаю при формировании проблемы), от логических следствий из них. Мне представляется, что дискуссии по национальному вопросу нередко страдают тем, что  авторы недостаточно строго отделяют аксиомы веры от утверждений, которые должны были бы следовать из этих аксиом в качестве выводов.

Первая аксиома построена на вере, что развитие требует многообразия. В пользу этой аксиомы можно привести следующие доводы. Допустимо полагать, что рост многообразия, дифференциация и дивергенция являются ведущими направлениями развития: интеграция, конвергенция сопровождают этот процесс. Конечно, крайне соблазнительно поставить во главу интеграцию да еще при этом на основе однообразия, унификации. Однако, такого рода системы не могут длительно развиваться и в конечном счете даже расти и выживать. По крайней мере, сказанное не противоречит прошлому развитию как неорганического, так и органического и социального миров. Можно полагать, что сказанное будет верно и для будущего, хотя бы потому, что мир в условиях неопределенности может наилучшим образом функционировать, сохраняя многообразие и возможность менять пропорции между его объектами в зависимости от складывающейся ситуации.

Из сказанного следует, что многообразие является единицей развития, а его расширение – исходным элементом эволюции. Внутри этого многообразия нельзя дифференцировать объекты по ценности, так как все они в целом важны для развития. Таково требование стратегического развития, которое играет определяющую роль при формировании ограничений для тактических действий.

Вторая аксиома построена на вере, что человечество представляет собой многообразие, состоящее из разнородных групп и этносов. Этносы являются устойчивыми группами. Этносы отличаются не только физическими характеристиками, но и эмоциональным строем входящих в него людей. Тем самым предполагается, что в их основе лежат не только культурологические факторы, но возможно даже и биологические. Открытия в области генетики делают правдоподобнее мнение консервативных ученых, что генетические особенности предрасполагают к определенному поведению[1]  и возможно даже культуре,[2] но не жестко их детерминируют.

Третья аксиома основана на вере, что в каждом этносе есть разные типы людей. Между тем, пропорции между ними предполагаются различными в различных этносах. Отсюда в целом, т.е. статистически, этносы отличаются по виду кривой распределения различных типов людей. Вместе с тем, в каждом этносе выделяется наиболее характерная группа. Это не обязательно большинство. Но это группа наиболее видимая, потому что она сочетает специфические черты этноса с повышенной активностью. Так называемый национальный характер, по-видимому, и выражается через последнюю группу.

Четвертая аксиома основана на вере, что категория совместимости является обще- сой, т.е. присуща не только внутриорганизменным структурам, но и всем другим системам от неорганических до социальных.

Вообще нужно заметить, что категория совместимости как общесистемный феномен мало разработана. В особенности это относится к социально-психологическим процессам, в частности, к возможности совмещения различных этнических групп. Но даже в медицине, где эта категория получила полные права гражданства, существенные теоретические и практические результаты в данной области были получены лишь в ХХ веке. Я имею ввиду прежде  всего установленную в начале 20-го века совместимость групп крови, которые столь важно знать при переливании крови. Особое внимание заслуживают открытия южно-африканского хирурга Кристиана Барнарда, в 1967г. осуществившего пересадку сердца человека. Эта операция интересна не столько с точки зрения своей ювелирной стороны, сколько своей методологией. Последняя основана на двухступенчатом характере условий совместимости пересаживаемых органов: первоначальное выделение донора и последующая «доводка» пересаженных органов с помощью медикаментов.

Пятая аксиома основана на вере, что есть мера совместимости этносов и что ее важно отделить от силы эмоционального восприятия. Хотя между первым и вторым есть некоторая корреляция, весьма широкий спектр комбинаций может наблюдаться. Так, осознание несовместимости этносов отнюдь не означает, что они  будут враждебны друг к другу. Конечно, осознание несовместимости этносов отнюдь не ведет к большой любви одного этноса к другому, но не исключает их взаимного уважения, хотя, скорее всего, осознание несовместимости этносов будет связано с их обоюдной неприязнью. Вместе с тем, последнее отнюдь не означает лютую ненависть их друг к другу.

В свою очередь, различия в мере неприязни доминирующего этноса к доминируемому могут операционально варьироваться в весьма широких пределах, включая желание доминирующего этноса помочь другому этносу покинуть территорию с минимальным ущербом для последнего. Спектр отношений включает также и ограждение территории и профессиональных сфер, вплоть до истребления этноса, составляющего меншинства.

В связи со сказанным, в качестве примера можно уточнить термин «антисемит». Обычно термин  антисемит относится к человеку, враждебному к еврею. Однако, возможно, что этот термин неприемлемо применять к тем, кто будучи несовместимым с евреями, принимает во внимание достоинства этой нации и предлагает мирный «развод».

Итак, какие же следствия вытекают из данных аксиом (принятие которых таит в себе определённые опасности и посему должно быть критическим)?

1. Наличие всего развивающегося многообразия биологических структур и коррелированное с ними многообразие культур, недифференцированных по ценности, целесообразно рассматривать с эволюционной точки зрения как исходную единицу. С глобальной эволюционной точки зрения сохранение и приумножение этого многообразия этносов является принципиальным.[3]

Наличие отдельных независимых стран – племен – есть ни что иное как попытка создания политических структур, которые могут защитить данный этнос и способствовать его развитию.

Я понимаю, что уже само по себе стремление сохранить такого рода многообразие таит в себе угрозы его существованию. Стремление данной этнической группы к своему сохранению заставляет ее весьма настороженно относиться к другим этносам, хотя бы для того, чтобы не допустить массового перемешивания, быть настороже, так как не всегда ясны намерение другой группы с иной ценностной ориентацией и т.п. По-видимому, здесь видны биологические корни настороженности одних этнических групп к другим, в особенности, если они сильно различаются между собой.

2. Второе следствие связано с тем, что в конкретной ситуации нужно решать определенные задачи и с точки зрения этих задач надо выяснять меру ценности того или иного этноса, осуществлять поиск лучшего в данной ситуации. Механизм отбора может быть таким жестким, что подчас даже способен разрушить многообразие. Наличие многообразия этнических групп и их неравенство применительно к условиям определенной исторической ситуации может порождать у отдельных этносов стремление к своей исключительности. Именно ситуационные различия в ценности различных этносов прежде всего и питают рассовые теории. Это особенно опасно для больших стран, в которых шивинизм может стать угрозой существованию человечества.

3. Третье следствие, вытекающее из указанных аксиом, связано с тем, что нельзя переносить черты этноса в целом на отдельных его индивидов. При взаимодействии с индивидом важно, прежде всего, обращать внимание на его  индивидуальные характеристики. Последнее выражается при выборе друзей, приеме на работу и т.п.

Далее, важно страцифицировать этнос, поскольку поведение отдельных страт может быть различным при сохранении в целом черт данного этноса. Данная стратификация особенно важна при выборе места жительства. Все это не исключает использование общих статистических характеристик этноса. Они имеют свою область применения т.е. используются тогда, когда необходимо решать вопросы в условиях незнания характеристик индивидов, с которыми придется взаимодействовать, или приходится принимать во внимание большую совокупность участников без различия их индивидуальных черт и стратификации. К примеру, это может иметь место при выявлении влияния изменений в пропорциях различных этнических групп на политическую структуру в стране. Если, скажем, в демократической стране растет численность этноса, для которого характерно стремление к получению гарантий от государства, то возникает все большая угроза того, что демократия может перейти в охлократию.

Выводы следствий из отмеченных выше аксиом можно продолжать как угодно далеко, широко и глубоко. Однако, я хотел бы остановиться на указанных трех следствиях и посмотреть на их связь с некоторыми конкретными проблемами относительно структуры развития человечества.

Отмеченные выше конфликтность в выводах из приведенных аксиом достаточно явно видна в крайних точках зрения решения этнических проблем. С одной стороны, они выражаются в космополитизме с присущей ему идеей перемешивания этносов и образования на земле единого человеческого общества. Опасные черты национализма, сопровождающие всю историю человечества, заставляют меня с пониманием относиться к сторонникам космополитизма, аргументирующим в пользу перемешивания этносов и ликвидации отдельных государств. С другой стороны, мы видим ярых защитников замыкания  этносов.

Конфликты между либеральным и консервативным подходами к решению этнических проблем нередко являются  отражением смягченного между двумя крайностями спора о путях совместимости этносов при признании необходимости сосуществования их многообразия.

Либеральный подход, не отрицая различий в этносах и необходимости государств для их защиты, делает акцент на общечеловеческие черты и что если и есть различия, то они – продукт социально-культурных условий. Аксиомы о существенной роли различий в этносах и возможной их несовместимости либералами не принимается. Отсюда либеральный взгляд предполагает, что в принципе всегда можно найти средства, которые сделают любые этносы совместимыми между собой. Игнорирование существенных различий между этносами мешает проведению сложной и кропотливой работе по выработке условий, позволяющих развивать различные культуры для различных этнических групп и затем интегрировать это многообразие.

Консервативный подход, не отрицая общие черты у различных этносов, акцетирует внимание на то, что этносы различны и по-разному совместимы. Поэтому нужно обращать внимание прежде всего на особенности этносов вплоть до того, чтобы не допускать совместное проживание этносов, несовместимых между собой в рамках одной государственности. Консервативный подход вместе с тем таит в себе угрозы того, что черты этноса в целом будут перенесены на каждого индивида со всеми вытекающими отсюда последствиями от дискриминации при приеме на работу, учебу и т.п. Более того, принимая во внимание, что акцент на различиях в этносах в конкретной ситуации ведет к признанию их различной ценности, то консервативный взгляд может вылиться в реакционный взгляд, с присущим ему расизмом и шовинизмом, требованием господства одного этноса над другими и даже уничтожения вредных этносов.

Последнее обстоятельство является ключевым при решении этнических проблем. Действительно, признание многообразия с его различными этносами таит в себе угрозу скатиться ко всякого рода расовым теориям превосходства одного этноса над другим.

И все же, учитывая приведенные мною в начале аргументы, мне кажется, что решение проблемы развития человечества следует искать на пути  сохранения многообразия этносов как биологических и социально-культурных групп и приумножения этого многообразия этнических групп на пути их успешного интегрирования, а не унификации.

Ратуя за сохранение и развитие многообразия в целом, я прежде всего явным образом предполагаю, что стратегически каждый объект в этом многообразии не может быть сравним с другим. Лишь в конкретной ситуации и с определенной точки зрения это сравнение может быть  сделано и выянена мера важности объекта. Но это сравнение имеет смысл лишь как локальное т.е. по отношению к существующим в данный период условиям и доминирующим, все равно, остается стратегическое требование сохранения многообразия. Другими словами, не то плохо, что в конкретных ситуациях выделяются различия в этносах, а то, что условия данной ситуации объявляются реакционными кругами всеобщими, игнорируя то, что в других условиях ценности этносов будут иные и что в целом в условиях индетерминированного развития мира важно сохранение и расширение всего их многообразия.

2. О многообразии причин антисемитизма и групп населения его поддерживающих

Мне кажется, чтобы социальное явление устойчиво играло заметную роль на протяжении длительных периодов времени, измеряемых веками, оно должно иметь гетерогенные основания, т.е оно должно найти поддержку у самых разных групп населения и быть порождено разнородными причинами: эти причины могут причудливо переплетаться в каждой отдельной группе населения.

Действительно, если взять явление антисемитизма, то мы увидим, что самые разные группы населения в каждой стране и иногда по совершенно разным мотивам высказывали антисемитские настроения. Антисемитскими настроениями были заражены и крестьяне, и городские жители: образованные и необразованные группы населения, интеллектуалы и антиинтеллектуалы, бедные люди, средний класс и богатые люди, преследуемые и преследующие группы населения, рабы и свободные граждане, люмпены и собственники и т.д. и т.п.

Антисемитские настроения могли быть поражены самыми различными причинами. Среди этих причин прежде всего можно назвать настороженность к чужаку, зависть к преуспевающим евреям, страх неконкурентоспособности с повышеной активностью евреев. Неконкурентность с евреями принимала самые различные формы. Это был общий страх перед взаимопомощью евреев друг другу при их всепроникающей способностью вторгаться в самые различные области, начиная от бизнеса и кончая политикой. Это был страх перед евреями, которые могут занять лакомые места и даже могут увести местных женщин благодаря их способности добиваться более высокого качества жизни своей семьи, включая сюда не только создаваемые им лучшие материальные условия, но и ответственности перед семьей и уважения к жене и детям

Такого рода страхи подогревались подчас некоторыми весьма рациональными причинами. Прежде всего считалось опасным, что евреи оккупируют определенную область. Особенно, если эта область важна для благополучия страны. Скажем, если много евреев становится пастухами, врачами, торговцами и т.п., то опасно, что в случае их желания покинуть страну обитония, они могут подорвать нормальную жизнь данной страны, лишив ее нужных кадров.

Здесь я хотел бы сослаться на замечательную работу З. Жаботинского «Четыре сына». Автор этой работы обращает внимание на то, что в основе антисемитизма лежит конфликт между тем, что евреи, поселяясь на территориях чужих народов, готовы поначалу выполнять важные для местного населения работы, но которые по тем или иным причинам, в частности, незнания как эффективно выполнять эти работы, особенно, если они сложные, были для них мерзостными. Постепенно к этим работам привыкает и местное население и обнаруживает в один прекрасный день, что евреи слишком захватили эту важную для них область. Тогда местные власти начинают искать способы избавиться от еврейского засилия. Так было в Египте с евреями, которые после своего прихода туда согласились стать пастухами «ибо мерзость для египтян всякий пастух овец» (Бытие, 46: 34), так было в Средние века в Европе, где евреи становились торговцами и ростовщиками.

Рассмотренные выше видимые причины антисемитизма не являются специфическими для евреев: они вполне могут относиться и к любым другим группам населения. Вместе с тем, среди видимых причин антисемитизма были и специфические. Они касаются прежде всего религиозных мотивов антисемитизма. В странах христианского мира – это были обвинения в распятии Христа, в ритуальных убийствах младенцев.

Рассмотренные причины антисемитизма могли быть порождены как результатом соприкосновения с евреями, что особенно характерно для т.н. бытового антисемитизма, так и результатом распространяемых представлений о том, что несет еврейское племя другим народам – особенно если евреи селились на территории данного народа, хотя и в изоляции от него. Так, к примеру, в дореволюционной России бытовой антисемитизм был особенно характерен в западных областях империи, в черте оседлости, где местное население соприкасалось с евреями. Там неприязнь к евреям как к чужакам переплеталась с религиозными предрассудками и легендами о евреях как о дьволах.  Что же касается основных масс русского населения, то они тогда мало соприкасались с евреями и причины их антисемитских настроений были преимущественно результатом религиозных мотивов. Лишь после революции, когда евреи вышли из черты оседлости и поселились в городах, бытовой антисемитизм стал более распространенным среди русского населения

Итак, многообразие групп населения, зараженных антисемитизмом, равно как и многообразные причины, порождающие антисемитизм, наблюдаются на протяжении всей истории в самых разных странах. Конечно, в зависимости от особенностей культуры страны и переживаемой ею ситуации, меняются пропорции охвата антисемитизмом разных групп населения, пропорции между мотивами (в пределе сила определенного мотива может быть нулевая – так в нехристианских странах не будет мотива распятия Христа) и что особенно существено – сила антисемитских настроений.

Все сказанное показывает, что проблема снятия антисемитизма является весьма и весьма трудной. Но может ли она быть вообще разрешена?

В науке известно, что перед тем как решать проблему пытаются в начале выяснить имеет ли она вообще решение. Именно для науки семнадцатого, восемнадцатого веков, добившейся невиданных раннее результатов в самых различных областях знания, была характерна вера во всевозможность, начиная с создания вечного двигателя и кончая формированием утопических социальных систем, где все люди будут счастливы навеки. Уже наука девятнадцатого столетия трезвеет и начинает во многом выяснять что невозможно. В первой половине девятнадцатого века под влиянием развития термодинамикии становится понятным, что вечный двигатель никогда не сможет быть создан. Выдающаяся работа Эвариста Галуа дала возможность понять, что уравнения выше четвертой степени нельзя решать в радикалах, т.е. через формулу. Многие другие успехи в области математики были сделаны на пути доказательства существования или несуществования решения, вне зависимости от нахождения методов решения задачи. В меньшей мере повезло социальным наукам. Мне известно лишь одно строгое доказательство невозможности решения некоторой социальной проблемы, относящейся к возможности демократического выбора решения, оно было получено лауреатом Нобелевской премии Кеннетом Эрроу во второй половине ХХ века.

Я не берусь строго доказать, существует ли возможность изничтожения антисемитизма или хотя бы сведения его к взаимному пониманию невозможности совместного проживания евреев и неевреев в рамках одного государства при сохранении между этими этносами дружелюбных отношений. Мне хотелось бы только заметить, что врядли такая возможность существует. Даже если евреями и неевреями в той или иной стране будет осознана несовместимость, то скорее всего найдется там достаточное число людей и весьма влиятельных, которые будут требовать жестких методов  избавления от евреев.

Действительно, такие специфические мотивы антисемитизма как заведомо ложные наветы в ритуальных убийствах, ответственность за распятие Христа, может быть во многом преодолена усилиями более либеральных церковных кругов. Зависть к  евреям может быть ослаблена как специфическая зависть к евреям, т.е. сведена во всей ее силе к общелюдской зависти.

Против аргумента, что евреи могут захватить ключевые позиции и угрожать в случае своего ухода, развалом страны, можно возразить тем, что число евреев в каждой стране не так уже велико, чтобы евреи действительно могли захватить критическую массу ключевых позиций. К тому же, как показывает опыт истории, в случае добровольного исхода, а не насильственного изгнания или  создания  невыносимых условий, подавляющее большинство евреев остаются в данной стране. Кажется, что из вавилонского пленения вернулось в Иудею лишь двадцать процентов евреев. Более того, конкурирование с евреями для данной страны имеет и положительные стороны, так как заставляет местное население активизироваться. При наличии ограничительной политики допущения евреев в определенную область деятельности есть дополнительная сильная угроза тому, что в эту область хлынут и малоквалифицированные местные жители, умеющие угождать начальству в борьбе с «еврейским засилием». Я понимаю, что эти доводы весьма спорны в социально-экономической области подобно тому как там весьма трудно определить при каких условиях выгоднее протекционизм или свобода торговли.

Но есть такие более глубокие, скрытые от глаз обывателя специфические черты еврейства, в силу которых вообще не может быть преодолена их несовместимость с некоторыми другими народами.

Я как-то задумался над отношением к таким малым группам в России как татары, немцы и евреи. Все они чужаки и придерживаются разных религий. Более того, татары на протяжении нескольких веков топтали русскую землю. И избавление от татарского ига считалось величайшим достижением русского народа. Вместе с тем, к татарам нет ненависти. Немцы занимали в предреволюционной России ведущие места на вершине политической власти, среди ученых; немецкие крестьяне и на Украине и в Поволжье являли пример высокоэффективного хозяйствования несравнимого с местным крестьянством. Только в двадцатом веке немцы дважды топтали русскую землю, принеся русскому народу невиданные страдания. И вместе с тем, к немцам нет ненависти.

В этой связи я хочу вспомнить такой случай. В 1993году фашиствующе настроенный Владимир Вольфович Жириновский весьма успешно набирал голоса в депутаты Думы. Либералы, озабоченные таким успехом Жириновского, решили его дискредитировать в глазах русского народа, упирая на его еврейское происхождение. Накануне голосования по московскому телевидению был показан документальный фильм, где доказывалось, что Жириновский по отцу еврей. Но и правые силы не дремали. После окончания фильма выступил генерал-полковник и заявил, что Жириновский не еврей. То, что его отчество Вольфович говорит о том, что его отец был немец Вольф. Меня потрясла эта генеральская реплика: оказывается в России быть немцем не так плохо как быть евреем.

Здесь мы подходим к пониманию инвариантов антисемитизма т.е. тех глубоких особенностей, которые лежат в основе антисемитизма вне зависимости от преобразования условий среды и лишь усугубляются при соприкосновении с указанными видимыми общими и специфическими причинами неприязни к евреям. Именно эти инварианты используются реакционными кругами как мотивы для рационального аргументирования в пользу антисемитизма. Я ниже укажу на эти инварианты. Мне хотелось бы их рассмотреть среди особой группы общества интеллектуалов и в особой сфере общества, которую я называю программирующей.

3. Интеллектуалы, програмирующая сфера и антисемитизм.

Итак, прежде всего по поводу интеллектуалов. Интеллектуалы, как никакая другая группа, не только осознает, но может концептуально выразить требования общественного развития в сложившейся ситуации. Особая роль интеллектуалов заключается в том, что они идеологически интегрируют общество, объединяют власть имущих и массы. Прежде всего, идеи интнллектуалов становятся той силой, которую используют власть имущие, чтобы утверждать и расширять свое могущество.

Все это, конечно, не исключает того, что мнение других групп, сформированное под влиянием их собственной жизни, играет огромную роль в жизни общества и может, в свою очередь, влиять на интеллектуалов, давая им эпирический материал. Но прежде всего, именно интеллектуалы формируют идеи, которые используются как власть имущими, так и массами. Когда дело касается интеллектуалов, то их антисемитские доводы также могут повторять доводы других групп населения. Но вместе с тем, именно интеллектуалы будут находить и более изощренные доводы, отражающие действительные стороны жизни и беспокойство по отношению к которым весьма и весьма трудно оспаривать.

Эти доводы носят специфический характер применительно к евреям и относятся к глубинным основам еврейского мировозрения. Поэтому весьма трудно надеяться на то, что они в принципе смогут быть преодолены, коль скоро сохраняется еврейская ментальность. Даже принятие евреями мировозрения (и в особенности религии!) данного народа не полностью избавляет их от антисемитских преследований. Более того, со стороны определенной части интеллектуалов антисемитские доводы могут носить расовый характер т.е опосредствовать генетические свойства евреев. В этом случае евреям угрожает истребление или в лучшем случае изгнание из страны обитания.. Именно с такого рода явлениями евреи многократно сталкивались на протяжении всей своей истории.

Достаточно вспомнить изгнание евреев из Испании в 1492 году, чему предшествовала расовая дискриминация евреев; уничтожение евреев в Германии, чему предшествовала расовая дискриминация, начавшаяся в девятнадцатом веке и совпавшая с крещением заметного числа немецких евреев и т.п..

Теперь обратимся к другой стороне проблемы инвариантов антисемитизма, связанной с проникновением евреев в определенные сферы этноса.

Я хотел бы заметить, что имеются определенные сферы деятельности в обществе, куда проникновение иноземцев с резко выраженной иной системой ценностей кажется особенно опасным, особенно если они могут повлиять на систему ценностей данной страны, на преобладающую по численности этническую группу, и отклонить ее развитие от присущего ей пути. Для конкретизации этого утверждения выделим в обществе программирующую сферу и исполнительную сферу.

К программирующей сфере отнесем всевозможные виды деятельности, которые связаны с формированием генетического кода данного общества и трансформирование этого кода к системам, которые на его основе формируют все многообразие общественных структур и механизм его функционирования. Эти два начала, т.е. формирование и трансформирование генетического кода, по-видимому, связаны между собой и оказывают влияние друг на друга, составляя в целом программирующую сферу. К числу видов деятельности, которые лежат в основе формирования генетического кода, относится прежде всего деятельность в области культуры, идеологии, искусства и фундаментальной науки: деятельность в таких областях, как массовая информация, образование, политическое, военное и хозяйственное руководство (и в особенности на высших уровнях иерархии и в ключевых точках) составляют связанную с ней   на основе   взаимного воздействия систему трансформирования кода.

В исполнительную сферу будут включены все виды профессиональной деятельности, относящиеся к отдельным областям как физической, так и умственной деятельности, которые преобразуют природу в соответствии с требованиями, переданным им генетическим кодом. В свою очередь, исполнительная сфера может оказывать влияние на генетический код.

Таким образом, именно вторжение евреев в программирующую область может считаться самым опасным для развития данного этноса, если предполагается, что его система ценностей не совместима с еврейской и последняя обладает столь большой силой, что может повлиять на генетический код данного этноса. Именно в этом смысле евреи диаспоры воспринимаются некоторыми народами как вирусы, которые, как известно, не имеют своей белковой оболочки и, проникая в клетку, меняют ее генетический код.

Свидетельств к такому отношению еврейству превеликое множество и они принимают самые различные формы вплоть до самых нелепых фантасмагорических измышлений каковой является брошюра «Заговор Сионских мудрецов». Интересно с этой точки зрения также  циркулировавшее в СССР в Самиздате письмо от июня1976 года на имя Пленума ЦК КПСС, подписанное тремя довольно видными интеллигентами: В.Г. Брюсовой, доктором исусствоведения, членом Союза художников СССР, лауреатом Государственной премии РСФСР; Г.И.Литвиновой, доктором юридических наук, Т.А.Понамаревой, членом Союза писателей СССР. Я отнюдь не собираюсь вступать в дискуссию с авторами этого письма по поводу достоверности приводимых ими фактов. Это письмо интересно тем, как некоторые русские интеллектуалы видят причины угнетения в СССР русского народа. В этом письме в частности говорится :

«Объективная научная статистика показывает, что подавляющая часть верхушки социальной пирамиды в настоящее время занята представителями еврейской национальности.

Каждый из нас на собственном опыте убеждается, что противозаконное владение мозговым центром вовсе не выдумка сионских мудрецов, а самая что ни на есть реальная действительность, нас окружающая. Откровенный захват всех руководящих ключевых позиций в экономике, науке и культуре, ускоренный социальный рост давно, увы, стало явью.

Чем же одарил нас интернациональный, а по существу, еврейский мозговой цент? А вот чем – он нанес нам неисчислимый ущерб в развитии народного хозяйства, экономике, торговле, экологии, культуре. Мы вынуждены были считать все эти убытки и просчеты, и размах их оказался слишком велик. На счету разрушение сельского хозяйства, уничтожение неперспективных деревень, антинародные проекты переброса северных рек, уничтожение Волги, под угрозой Байкал. Эксперимент за экспериментом, каждый из которых отбрасывает нас назад, заставляет маховое колесо  мощной советской экономики вращаться вхолостую. А ведь наш строй самый передовой в мире, а мы не можем накормить себя, когда мы с сохой и телегой кормили всю Европу, часть Африки и Азии. Без помощи капиталистических держав мы, оказывается, существовать не можем. А народ трудится в поте лица, решая все новы и новые нерешаемые проблемы, которые засасывают в гибельную воронку наши финансы, трудовую энергию, создающие все новые кризисные ситуации, вроде алкоголизма и наркомании, серии катастроф и т.п.

Теперь потребовались новые героические усилия, чтобы вывести страну из кризисного состояния. Расчистить путь прогрессу путем перестройки. Все это происходит потому, что интернационалисты не желают считаться с традициями жизни и быта народа, ни с самой землей, которая им вовсе не дорога – сколько лучших земель в поймах рек ушло безвозвратно под воду – ни с самим человеком. Могли ли русские в Госплане додуматься до того, чтобы за счет продажи алкоголя обеспечивать выплату рабочим зарплату. Нет, это хорошо исторически знакомая тень шинкаря, обирающего и спаивающего народ. А развал театра, засилье рок-музыки, трюкачества в живописи. А бегство во враждебные страны – США и Израиль и чуть ли не триумфальное возвращение назад.

Нет, пусть мы не будем идущими впереди, пусть мы будем не столь скоропалительны в своих решениях, но мы не станем экспериментировать с самым главным, что есть у нас дорогого – нашей Родиной. (Новое Русское Слово, 6 января 1988г.)

Что же это за еврейская система ценностей, которая может проникнуть в программирующую сферу и которую так опасаются некоторые интеллектуалы, хотя и не всегда явным образом способны ее определить?

Мне представляется, что эта система ценностей включает, по крайней мере, такие ценности, как сравнимость человека с Богом, высокую ценность жизни индивида, првосходящую ценность любых коллективных требований (так, в Торе нет ни одного примера, чтобы еврей жертвовал своей жизнью во имя народа или лидера или Бога), концентрация добра и зла в одном объекте – будет ли это древо познания, сам Бог или индивид ( в Торе нет дьявола как пример сепарирования добра и зла между объектами появляются в еврейской религии значительно позже)

Рассмотрим ниже одну из отмеченных выше глубинных ценностей, присущих еврейскому этносу.

4. Сравнимость Человека и Бога в еврейской ментальности

Ценности, присущие еврейской ментальности, связаны с представлениями самих евреев о сравнимости Человека с силами развития вселенной. Весьма резко данная черта еврейства выступает в иудаизме. Можно полагать, что эта религия, практически исповедуемая только еврейским племенем, вполне созвучна еврейской ментальности. Врядли допустимо предполагать, что нет заметной корреляции между ментальностью этноса и сконструированной и сохраненной им религией. Из самого сакраментального еврейского источника – Торы – следует, что еврей сравним с Богом как мастером вселенной. При этом, как следует из Торы, данную черту евреев можно понимать расширительно, т.е. это не просто отношение еврея к Богу, это также его общее отношение к окружающей природе, в т.ч. и к лидерам государства.

Противоположная  еврейская система ценостей будет основана на двух крайностях: либо признании подчиненности Человека силам им управляющими, будет ли это Бог, лидер страны или тот и другой, либо признании превосходства человека над силами развития вселенной. Первой системе ценностей соответствует большинство религий и идеологий. Мне вообще не известны кроме иудаизма другие религии, которые бы провозглашали, что Человек может быть сравним с Богом. Системе ценностей, предполагающей превосходство человека над силами движения вселенной, соответствует в чистом виде коммунистическая идеология. Но ее воплощение в той или иной стране сопряжено с введением авторитарных режимов и тем самым таит в себе угрозу весьма быстрого перерастания в идеологию, направленную на подчинение человека силам им управляющим, т.е. в идеологию в конечном счете глубоко чуждую довольно заметному числу евреев. Для подтверждения своей точки зрения об указанной системе ценостей еврейского племени я приведу соответствующие выдержки из Торы.

По представлению авторов Торы, Человек создан по образу и подобию Божьему. Сам же Бог представлен не как застывшая всемогущая и всезнающая сила, а как развивающееся начало. Человек, наделенный творческой мощью и свободой воли, усиливает мощь такого рода Бога. Именно посредством человека, и прежде всего посредством человека, Бог реализует дальнейшее развитие универса.Более того, роль людей может быть даже так велика, что с некоторыми из них, избранными, Бог даже становится вровень, заключая с ними контракт. Согласно этому контракту, Бог, с одной стороны обязуется размножить народ, идущий от Авраама, отцом многих народов, с другой стороны, еврей должен соблюсти завет, идущий от Бога и выражающийся в том, что все мужчины должны быть обрезаны.

Вообще говоря, заключение контракта между всесильным Богом и Человеком может оказаться пустой формальностью, преследующей лишь демагогические цели. К примеру, в СССР администрация предприятий ежегодно заключала коллективный договор с профсоюзами, которые должны представлять интересы работников. Однако, этот договор пустая формальность, так как профсоюзы полностью контролировались государством, в данном случае представляемым партийной организацией и дирекцией.

Для того, чтобы контракт между Богом и Человеком был реальностью, достаточным условием является то, что в основе контракта между Богом и Человеком лежит, с одной стороны, признание Богом своего несовершенства, а с другой – величие Человека и в принципе его необходимость для Бога как независимой силы. Более того, реальность такого рода контракта заметно усиливается, если допускается сравнимость сторон по их мощи, как физической, так и интеллектуальной. И, действительно, авторы Торы приводят доказательства такого рода сравнительной мощи.

Прежде всего, физическая мощь Человека, сравнимая с Богом, подтверждается легендой о поединке Якова с Богом. В этом поединке Бог не мог одолеть Якова, но лишь повредил бедро его. «И сказал далее Бог Якову: Отныне имя тебе будет не Иаков, а  Израиль, ибо ты боролся с Богом, и Человеков одолевать будешь. (Бытие 32:28) Как бы ни интерпретировать эту легенду о поединке Якова (если даже предположить, что он боролся не с Богом, а лишь с ангелом), Человек оказался сравним по своей физической мощи с неземной силой.

Сравнимость интеллектуальной мощи Бога и Человека в общем виде утверждается авторами Торы при характеристике Адама после того, как он вкусил плоды от Древа познания: Адам становится даже интеллектуально вровень с Богом. Его отличает от Бога лишь то, что он смертен. И Бог выслал  Адама из сада Эдемского, чтобы он не смог вкусить плод от Древа жизни и стать бессмертным.

Авторы Торы приводят также конкретные ситуации, подтверждающие сказанное о сравнимой интеллектуальной мощи Бога и Человека. Когда Бог прогневался на непослушание еврейского народа во время его пребывания в пустыне и приходит к решению уничтожить его и заменить новым народом, идущим от Моисея, последний возражает ему и склоняет Бога к сохранению народа.

«И сказал Господь Моисею: доколе будет раздражать Меня народ сей. И доколе будет он не верить Мне при всех знамениях, которые делал Я среди его.

Поражу его язвою и истреблю его, и произведу от тебя народ многочисленнее и сильнее его.

Но Моисей сказал Господу : услышат Египтяне из среды которых Ты силою Твоею вывел народ сей.

И скажут жителям земли сей, которые слышали, что Ты Господь находишься среди народа сего и что Ты Господь даешь им видеть себя лицом к лицу и Облако Твое стоит над ними и Ты идешь перед ними днем в столпе облачном, а ночью в столпе огненном и если Ты истребишь народ сей как одного человека, то народы, которые слышали славу Твою скажут:

Господь не мог ввести народ сей в землю, которую Он с клятвою обещал ему, а потому и погубил его в пустыне.

Итак, да возвеличится Сила Господня, как ты сказал говоря: Господь долготерпив и многомилостив, прощающий беззакония и преступления  и не оставляющий без наказания, но наказывающий беззаконие отцов в детях до третьего и четвертого рода.

      Прости грех народу сему по великой милости Твоей, как  Ты прощал народ сей от Египта доселе.

      И сказал Господь Моисею: прощаю по слову твоему.» (Числа 14:11-20)

Восприятие евреями Бога как в некотором смысле равноправной силы, непочтение к кумирам, созданию идолов явным образом воплотилось в Торе и в резко критическом отношении к лидерам государства. Подтверждением этому могут быть наставления евреям во время их будущего царя в обетованной земле.

«Когда ты придешь в землю, которую Господь Бог твой дает тебе и овладеешь ею и поселишься на ней и скажешь поставлю я над собою царя, которого изберет Господь Бог твой из среды братьев твоих, поставь над собою царя, не можешь поставить над собою царем иноземца, который не брат тебе.

Только чтоб он не умножал себе коней и не возвращал народа в Египет для умножения себе коней, ибо Господь сказал вам: не возвращайтесь более путем сим.

И чтобы не умножал себе жен, дабы не равратилось сердце его и чтобы серебра и золота не умножал себе чрезмерно.

Но когда он сядет на престол царства своего, должен списать для себя список закона сего с книги, находящейся у священников левитов.

И пусть он будет у него, и пусть он читает его во все дни жизни своей, дабы научался бояться Господа Бога своего и старался исполнять все слова закона сего и постановления сии,

Чтобы не надмевалось сердце его и чтобы не уклонялся он от закона ни направо, ни налево, дабы долгие годы пребыл на царстве своем он и сыновья его посреди Израиля.» (Второзаконие 17:14-20)

Мне представляется, что сказанного достаточно, чтобы увидеть несоответствие между еврейской ментальностью и системой ценностей в этносах, где высоко ценится авторитарный режим, где лидер является кумиром, помазанным на престол, где жертва собой во имя страны или лидера имеет высочайшее значение и т.п.

Что же следует из сказанного мной в статье? При расселении евреев в мире важно, прежде всего, чтобы они имели свое государство, которое могло бы защитить их как этнос. Где и какое это будет государство является предметом специального рассмотрения. Между тем, наличие такого государства отнюдь не означает, что евреи не могут иметь и диаспору. Все дело в том, какова должна быть структура диаспоры. Я не претендую на формулирование необходимых и достаточных условий для выявления структуры этой диаспоры. Но все же я рискну заметить, что еврейская диаспора должна по возможности обходить страны, в которых лидирующий этнос склонен к созданию авторитарных режимов. В такого рода странах еврейский этнос с его антиавторитарной ментальностью оказываются в уязвимом положении, в особенности если он непосредственно пытается вторгаться в программирующую сфер этих стран.

Но если евреи в силу тех или иных исторических обстоятельств оказались в странах, склонных к авторитарным режимам, то им важно осознать, что там имеется предрасположенность к большим для них неприятностям, независимо от того, каково отношение к ним в данный момент. Сказанное отнюдь не означает, что осознав эту предрасположенность, все евреи немедленно кинутся уезжать из данной  страны. Множества других обстоятельств будут ими приниматься во внимание перед тем как решиться на столь резкий шаг. Положение здесь напоминает поведение народов, живущих около действующих вулканов. Привычка жить в этих районах, удобства, имеющиеся в этих районах, превышает для многих страх перед предрасположенностью вулканов к извержениям: ведь это только предрасположенности и даже неизвестны вероятности. Так и живут эти народы вблизи вулканов, и я их называю вулканическими народами.

Итак, из приведенных мною рассуждений следует, что антисемитизм врядли может быть преодолен, поскольку евреи по тем или иным причинам будут плохо совместимы, по крайней мере, со многими окружающими их народами. Как же при этих условиях может быть решена еврейская проблема?

II. ПУТИ РЕШЕНИЯ ЕВРЕЙСКОЙ ПРОБЛЕМЫ

1. Методологические замечания

Решение еврейской проблемы, т.е. сохранения евреев как этнической общности имеет множество аспектов. Я рассмотрю данную проблему с точки зрения того, какова мера общности решаемой проблемы, в которую включена еврейская проблема. Эта мера общности может быть по крайней мере, следующая: человечество, еврейский народ, еврейское государство, еврейская семья, еврей как индивид.

Если расположить эти образования в порядке предпочтительности, то из простых комбинаторных соображений мы видим, что здесь могут быть сто двадцать комбинаций, пять факториал. Мы можем увидеть 120  различных групп людей, разумеется не одинаковых по численности, которые будут различаться с точки зрения того, какова их предпочтительность в решаемой проблеме. Так, к примеру, одна из групп на первый план поставит развитие еврея как индивида, потом еврейскую семью, затем еврейское государство, на четвертое место – еврейский народ, на пятое – человечество. Другая группа поставит на первый план – человечество, на второй – еврейский народ, на третий – еврейское государство, затем еврейскую семью, потом – еврея-индивида и т.д., и т.п.

Все эти различия имеют весьма конкретное практическое значение и серьезно разделяют прежде всего еврейское общественное мнение. Так, применительно к вопросу эмиграции евреев из СССР, первая из упомянутых групп будет прежде интересоваться евреями, которые едут в Израиль вплоть до того, что будет даже считать предосудительным думать о евреях, которые не едут в Израиль. Затем они будут думать о евреях диаспоры с точки зрения убеждения их не помогать евреям, не желающим ехать в Израиль. Наконец, они будут решительно протестовать против отправления вызовов в Израиль лицам нееврейской национальности, которыке хотят таким путем уехать из СССР.

По тому же вопросу вторая группа будет, прежде всего, бороться за права человека, в рамках которой они будут видеть основной путь для решения вопроса о выезде евреев из СССР, затем они будут защищать право уехавшего из СССР еврея селиться в той стране, которую он считает для себя приемлемой. Наконец, они будут всячески способствовать тому, чтобы евреи ехали в Израиль и помогать еврейским семьям в обучении детей еврейской культуре, а также отдельному еврею сохранить свое еврейство.

Вопрос о том, какая из этих ста двадцати групп права, трудно сказать. По-видимому, они нужны все. Но в каждой конкретной исторической ситуации возможно, что преобладание каких-либо из этих групп, более важно для развития многообразия этнических групп в человеческом роде.

Итак, для определенности анализа путей решения еврейской проблемы, примем последовательность от общего к частному и в ее пределах рассмотрим некоторые существенные элементы.

2. Необходимость многообразия этнических групп в  человечестве

Прежде всего, я хочу заметить, что я сторонник решения еврейской проблемы через сохранение еврейской этнической группы. Конечно, я понимаю, что не могу строго доказать свою точку зрения. Однако, противоположная точка зрения, что нужно перемешать все этнические группы и на путях ассимиляции евреев решать еврейскую проблему, мне не близка по общемировоззренческим соображениям.

Можно полагать, что дифференциация является ведущим направлением развития, интеграция сопровождает этот процесс. Конечно, крайне соблазнительно интегрировать на основе однообразия, унификации. Однако, такого рода системы не могут развиваться и в конечном счете, даже расти и выживать.По крайней мере, сказанное не противоречит прошлому развитию как неорганического так и органического и социального миров. Можно полагать, что сказанное будет верно и для будущего, хотя бы потому, что, с одной стороны, ни одна система не может полностью предугадать будущее, а, с другой, может наилучшим образом функционировать в этом неопределеном мире, сохраняя многообразие и возможность менять пропорции между его объектами в зависимости от складывающейся ситуации.

Сегодняшние достижения в области генетики делают все более обоснованными мнение консервативных ученых, что генетические особенности предрасполагают к определенной культуре. Естественно, говоря о связи генов и культуры, надо быть предельно осторожным, так как здесь легко скатиться на всякого рода примитивные расовые теории. Прежде всего, надо напомнить, что определенные гены, по-видимому, влияют на характер  человека, который, в свою очередь, создает предрасположенность к определенной культуре, но не жестко ее детерминируют.

Далее, наличие всего развивающегося многообразия генетических структур и коррелированное с ними многообразие культур неотдифференцированных по ценности, целесообразно рассматривать с эволюционной точки зрения как исходную единицу. С глобальной эволюционной точки зрения, сохранение и преумножение как многообразия генов, так и многообразия культур, является принципиальным.

Ратуя за многообразие в указанном смысле, я явным образом предполагаю, что каждый объект в этом многообразии не может быть сравним с другим. Лишь в конкретной ситуации и с определенной точки зрения это сравнение может быть сделано и выяснена мера важности объекта. Но это сравнение лишь локальное по времени и доминирующим все равно остается сохранение многообразия. Я понимаю, что уже само по себе сохранение многообразия таит в себе угрозы, так как стремление к сохранению этнической группы заставляет очень настороженно относиться к другим этносам, хотя бы для того, чтобы не допустить массового перемешивания. По-видимому, здесь видны биологические корни настороженности одних этнических групп к другим.

Проблема сохранения многообразия весьма усложняется при наличии механизма отбора, поскольку отбор связан с акцентом на поиск лучшего в данной ситуации. Механизм отбора может быть таким жестким, что подчас может даже разрушить многообразие. Наличие многообразия этнических групп и их неравенство применительно к условиям определенной исторической ситуации может при наличии отбора порождать у отдельных народов стремление к своей исключительности. Это особенно опасно для больших стран, в которых шовинизм может стать угрозой вообще существованию человечества. Поэтому я с пониманием отношусь к аргументам сторонников целесообразности перемешивания народов. И все же, учитывая приведенные мною в начале аргументы, мне кажется, что решение проблем человечества следует искать на пути сохранения многообразия этносов как биологических и социально-культурных групп и приумножения этого многообразия этнических групп на пути их успешного интегрирования, а не унификации.

Если посмотреть на решение еврейской проблемы с этой точки зрения, то, по-видимому, крайне важно нахождение путей сохранения этого племени. Действительно, признание необходимости множества этнических групп отнюдь  неоднозначно определяет форму их организации. Если обратиться к проблеме выбора путей сохранения еврейской этнической группы, то немедленно следует решить вопрос о пространственной структуризации этой группы. Каждая этническая группа в одном предельном случае может быть расселена на множестве тарриторий, в другом – сосредоточена в одном регионе. В общем случае, разумеется, наличие центральной территории не исключает расселения по другим территориям. Это также не исключает дискуссии о пропорциях между численностью евреев на центральной территории и на периферии. Проще говоря, здесь возникает известная проблема соотношения между еврейским государством и диаспорой. Данная проблема не имеет строгого решения, так как его нельзя ни доказать, ни опровергнуть.

Я не знаю, какова должна быть критическая масса территории и численности населения, чтобы роль диаспоры свелась бы к нулю. Но в принципе, можно привести немало доводов в пользу того, что даже при наличии государственности у данной этнической группы нельзя, как говорят, все яйца класть в одну корзинку, т.е. нужна и диаспора.

3. Нужна ли диаспора?

Я понимаю, что признание диаспоры может быть подвергнута жесточайшей критике, потому что там есть большая угроза уничтожения евреев, особенно в трудные периоды для данной страны, когда нужно найти козла отпущения для  задабривания местного населения. При этом, такого рода задабривание, в принципе, может понадобиться в любых странах. В частности, попытка решения еврейской проблемы в СССР, где сразу после революции казалось были провозглашены самые благоприятные условия для сохранения еврейства, кончается трагически. На протяжении советской истории фактически шло изничтожение евреев под самыми разными лозунгами: борьбы с троцкистами, космополитами, сионистами.

Не приходится говорить о том, что диаспора угрожает ассимиляции евреев с народами стран, где они живут. Более того, к моей защите необходимости диаспоры невольно примешивается и личный момент – она слишком ориентирована на оправдание собственного выбора жить в диаспоре.

И все же я рискну считать, что наличие диаспоры для ряда народов, особенно, для народов, государства которых имеют небольшую территорию и при этом в резко враждебном окружении, имеет серьезные преимущества. Эти преимущества известны: финансовая помощь еврейскому государству со стороны евреев, живущих в богатых странах, влияние еврейского лобби в этих странах на формирование дружественной политики к еврейскому государству и т.д. и т.п. В частности, из Истории Рима Момзена сила Иудеи представляется и в том, что евреи имели наряду со своим государством крупнейшие поселения в наиболее развитых тогда городах мира – Александрии и Риме.

Что же касается угрозы ассимиляции евреев в диаспоре, то мне представляется, что эта проблема решается неодносторонне. Ассимиляционные процессы в одной группе еврейского населения в диаспоре сопровождаются усилением этнического самосознания в другой группе, особенно при наличии еврейского государства. Конечно, пропорции между этими группами будут разные в различных странах. Возможно, что в странах свободного мира, где евреи меньше боятся выразить свои этнические особенности, евреи, отвергающие ассимиляцию и активизирующие свои этнические начала, составляют большую по численности группы еврейского населения. Это видно, к примеру, в США, где рост интереса у еврейской молодежи к еврейству за последние 30лет врядли вызывает сомнения.

Я называю последнее явление  э ф ф е к т о м сдвоенной пирамиды. Обычно считается, что старшее поколение, деды и бабка, наиболее консервативны, религиозны и сохраняют культуру своего народа. Их дети уже меньше склонны к этому, а внуки уже совсем становятся атеистами без роду и плмени. Между тем, мы видим в диаспоре и резко противоположные тенденции. Нынешние деды и бабки, выросшие в условиях ассимиляторских идей, нередко удобренных антисемитскими настроениями народов, среди которых они жили, старались забыть свое еврейское происхождение. Они пытались найти решение проблемы в отказе от идей их еврейски настроенных родителей. Следующее поколение этих дедов и бабок уже частично убедилось, что уход от еврейства не дает решения проблемы. Но у них оставалась еще надежда приспособиться к среде на пути своих отцов. А уже внуки во многом поняли иллюзию такого решения проблемы. Таким образом, пирамида оказалась перевернутой – в ней есть тенденция к тому, что ее острие опять будет еврейство.

Если несколько обобщить историю еврейского племени в диаспоре, то можно высказать следующие соображения. Здесь, повидимому, могут быть четыре ситуации, порожденные комбинациями между мерой враждебности данной среды к евреям и численностью евреев. Весьма упрощенно меру на этих размерностях можно задать следующим образом. Мера враждебности может быть представлена бинарно – враждебно-невраждебно, а мера численности евреев – через наличие или отсутствие критической массы сохранения еврейства.

Если среда благоприятна, но число евреев мало в том смысле, что нет критической массы для сохранения их идентичности, то они растворяются в местной среде. Такого рода ситуация имела место, к примеру, в Китае применительно к старым еврейским общинам. Если же среда враждебна к евреям, то при достаточной критической массе, они могут сохранять себя как независимая этническая группа. Примерами этому может быть положение евреев в Испании во времена инквизиции, где евреи во многом сохранялись как мараны, и  сохранение евреев в России. Пример сохранения еврейства при благоприяных условиях и при наличии критической массы может быть еврейство Англии, США, некоторых латино-американских стран. Однако этот опыт с исторической точки зрения все-таки слишком мал. Если среда враждебна к евреям и нет критической массы, то еврейство в такой стране практически исчезает. Примером этому может быть современная Польша.

Итак, из сказанного можно сделать вывод, что еврейская проблема, по-видимому, не имеет решения без еврейского государства, при условии, что евреи сохраняются в других странах, как независимая этническая группа.

4. Необходимость  еврейского государства.

Тора подчеркивает, что народ еврейский должен иметь свою территорию и Бог обещает ему это и выводит в землю Ханаанскую. Конечно, последний тезис может быть оспорен: евреи выжили в диаспоре, выжили в диаспоре армяне, выжили не имеющие территории цыгане. Но опыт прошлого, как еврейского, так и некоторых других народов, не доказательство для будущего. Осутствие государственности может в каких-то критических ситуациях оказаться для данной этнической группы роковым, особенно при развитии дешевых средств массового уничтожения, несоразмерности силы вооруженных убийц и беззащитных жертв.

Можно полагать, что государственность есть необходимое условие, но недостаточное для сохранения этнической общности, поскольку она защищает генетический код общества, равно как и все связанные с ней структуры этнической группы. История показывает, что без наличия государственности, без наличия своей территории евреи многократно становились объектом многообразных форм притеснения: от попыток, и подчас весьма удачных, прямого физического уничтожения до изгнания из страны проживания. Достаточно вспомнить в этой связи Тору. Некоторые государи могли даже приглашать евреев жить на их территории, создавая им для этого хорошие условия. Но потом, когда евреи становились там сильными, начинали играть заметную роль в развитии страны, их, влучшем случае просили уйти из страны, а в худшем пытались уничтожить.

Как говорит Тора:

«Жил Авраам в земле Филистинской, как странник, дни многие.» (Бытие. 21-34)

Он жил там в мире с царем Ввимилехом. Затем в дни голода пришел в земли филистинские сын Авраама Исаак. Он был радушно принят и весьма преуспел в своих деяниях.

«И стал великим человек сей и возвеличился больше и больше до того, что стал весьма великим.

У него были стада мелкого и крупного рогатого скота и множество пахотных земел, и филистямляне стали завидовать ему.

И все колодези, которые выкопали рабы отца его при жизни отца его Авраама, филистямляне завалили и засыпали землей.

И Авимелех сказал Исааку: удались от нас, ибо ты сделался гораздо сильнее нас.

И Исаак удалился оттуда.» (Бытие. 26:13-17)

Иосиф, попав Египет случайно, был отмечен Фараоном. Слава Иосифа была велика и он много сделал для процветания Египта и усиления фараона. Когда Иосиф известил фараона, что его Иосифа отец и братья пришли в Египет, то сказал фараон Иосифу : «отец твой и братья пришли к тебе. Земля Египетская перед тобою : не лучшем месте земли посели отца твоего и братьев твоих, пусть живут они в земле  Гесем. И если знаешь, что между ними есть способные люди, поставь их смотрителями над моим скотом.» После смерти Иосифа «сыны Израилевы расплодились и размножились и возросли и усилились чрезвычайно и наполнилась ими земля та. И восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа. И сказал народу своему: вот, народ сынов Израилевых многочислен и сильнее нас. Перехетрим же его, чтобы он не размножался, иначе случится война, соединится и он с нашими неприятелями и вооружится против нас, и выйдет из земли нашей.» (Исход, 1:7-10) Фараон приказал «всякого новорожденного у евреев сына» бросать в реку. (Исход. 1:22)

Конец этой истории известен: под угрозой полного исчезновения евреям удалось уйти из Египта, преодолев при этом огромные трудности.

Модель Иосифа, как назвал ее мой покойный друг, Борис Мойшезон, весьма и весьма поучительна Она многократно повторялась в истории и лишь в этом столетии «весьма успешно» в Германии, СССР, Польше. И кто знает, где она еще повторится.?

Итак, я разделяю мнение тех, кто считает, что еврейское государство нужно. Я также разделяю мнение тех людей, которые уже в конце девятнадцатого века поняли, что это государство нужно теперь. В свое время Бог обещал Аврааму землю Ханаанскую для идущего от него великого народа, но сказал, что это еще рано, нужно еще 300 лет «ибо мера беззаконий Амореев доселе еще не наполнилась». (Бытие, 15:16). Холокост покзал, что мнение сионистов было основательным и время для создания еврейского государства пришло.

Допустим далее, что мои рассуждения о роли сочетания государства и диаспоры ложны и всем евреям желательно жить в своем государстве. Но и здесь возникнет весьма сложная проблема, связанная с формированием такого рода государства. Я понимаю недоуменный ворос читателя: «При чем тут проблема формирования еврейского государства, когда такое государство Израиль уже есть?»

Действительно, я разделяю мнение тех, кто считает, что еврейское государство нужно и нужно теперь. Я разделяю мнение тех, кто видит в Израиле наилучшее решение проблемы в настоящем (об этом я еще скажу ниже). Однако, я не могу принять это решение как единственно возможное, когда оно вообще касается решения проблемы еврейской государственности.

5. Создание еврейского государства на путях прошлого, настоящего и будущего

Создание еврейского государства может идти по крайней мере в трех разных направлениях: со взглядом на прошлое, настоящее и будущее.

По первому критерию, т.е. со взглядом на прошлое, создание еврейского государства связывается с Израилем, землей предков, обетованной землей. Это великая идея, она сумела захватить миллионы евреев и победить. В 1948г. было создано государство Израиль. За короткое время в стране была создана демократическая система – и это несмотря на враждебнейшее окружение и частые войны – свое сельское хозяйство, промышленность и гордость Израиля – одна из лучших в мире армий. Все это еще раз доказало, что потенциал нации столь велик, что в короткие сроки может формировать новые области деятельности, которые веками считались чуждыми еврейству.

Между тем, на пути реализации идеи создания в Палестине еврейского государства имеются существенные трудности. Еврейское государство было создано во враждебном окружении арабских стран, которых великие державы снабжают современным оружием. Израилю, даже если бы он собрал всех евреев, самому трудно производить разнообразные виды современого оружия и в достаточном количестве, чтобы противостоять возможным блокам мусульманских стран – малость территории страны также усиливает уязвимость Израиля. Поэтому оборона Израиля поставлена в значительной мере в зависимость от благожелательности великой державы. А у великой державы, вполне естественно, могут быть свои интересы, которые могут входить в конфликт с интересами Израиля. Так, интересы США во многом связаны с арабскими странами, которые враждебно относятся к Израилю. Как показал опыт американо-иракской войны, возможность для Америки решать геополитические задачи на Ближнем Востоке в союзе с некоторыми арабскими странами заметно могло подорвать заинтересованность США в сохранении Израиля.

При этом надо учесть, что арабско-израильский конфликт длителен. Это, с одной стороны, определяется тем, что арабские страны имеют культуру, преимущественно склонную к авторитарным режимам и сопутствующее им уродливое экономическое развитие и агрессивность: даже если они в экономическом отношении прцветают, то это эфемерно, так как держится на богатстве природного монопродукта – нефти. С другой стороны, Израиль имеет культуру, преимущественно склонную к плюралитическому демократическому обществу и сопутствующее ему эффективное и всестороннее развитие экономики и миролюбивую внешнюю политику. Поэтому Израиль на многие годы будет неприятной моделью для лидеров арабских стран. Вместе с тем, век развитого оружия, военная зависимость маленького Израиля от великой державы будет сильна. А великие державы имеют свои интересы и могут жертвовать своими сателлитами во имя своих интересов.

К тому же, в силу военной опасности и экономических трудностей привлечь и удержать евреев в Израиле, пока в диаспоре нет реальной угрозы для евреев, весьма трудно. Эти трудности очень осложняют ежедневную, будничную жизнь израильтян, они существенно мешают ее совмещению с общей привязанностью к великой идее государственности.

По второму критерию, т.е. со взглядом на настоящее, еврейское государство могло бы быть создано за счет покупки земли в каком-нибудь государстве: были проекты покупки земли в Канаде, Кении и др. Однако эта идея создания еврейского государства не была реализована и потому, что за ней не было традиции. По той же причине, углубленной еще ухудшенным вариантом трудностей его существования в смысле враждебного окружения, неприемлема и разновидность решения проблемы еврейской государственности через еврейскую автономию в рамках великой державы. Даже если бы вместо болотистого и малярийного Биробиджана советские евреи получили бы Крым, то в рамках тоталитарного Советского Союза жизнь там была бы несносной. Более того, в любое время эта автономия могла бы быть отнята.

По третьему критерию, т.е. со взглядом на будущее, еврейское государство может быть создано на новых пионерских идеях с использованием новейших технических средств. Скажем, при наличии существенных капитальных вложений и дешевой термоядерной энергии из неограниченных водных источников, государство могло бы быть создано на плавучих островах. Технически идея плавучих островов в малом масштабе уже сегодня является реальностью: такие острова используются для добычи нефти из морских скважин. Япония и Саудовская Аравия хотят строить в прибрежных водах такого рода довольно большие острова. Любопытно по этому поводу заметить, что в США нашлись энтузиасты, желающие воплотить в жизнь утопические идеи Айн Рэнд по созданию нового типа государства. Поскольку на земле уже нет свободных территорий, то лидер этого проекта решил построить искусственный остров и поместить его в Карибском море в 120 милях от Кайманских островов. Такой остров был построен во Флориде и отбуксован к месту назначения. Об этом проекте была напечатана большая статья в The New York Times Magazine (August 9, 1998, p.p. 29-30).

В израильском русско-язычном журнале «Вести» от 25 апреля 1999г. Лидия Лоевски опубликовала необычную статью под заглавием «Таинственные острова». В этой статье рассказывается о работе выдающегося израильского инженера Юрия Бака, который предложил оригинальную конструкцию таких островов. Это должна быть плавучая платформа, построенная из трубных элементов, которые являются самыми жесткими элементами. Внутри труб могут располагаться гаражи и инфраструктура для поддержания надводной части острова. Сама платформа может быть расположена «на поверхности моря на любом расстоянии от берега и не мешает течениям, а возвышающиеся строительные сооружения можно разнести на достаточное расстояние друг от друга, чтобы не препятствовать господствующим в этом районе ветрам».

Естественно, создание таких островов может потребовать огромные срества. Но я мог бы от себя добавить, что они могут оказаться существенно меньше, чем требуется для обороны нынешнего Израиля. Впрочем, уже как будто есть японские и голландские фирмы, которые готовы на определенных уловиях вложить деньги в строительство таких островов.

Такого рода фантастические идеи эксплоатируют еврейскую традицию к пионерству и возможно могут оказаться привлекательными для заметного числа евреев, приобщившихся активно к цивилизации. Напомню, что еврейская традиция к пионерству возможно имеет более длительную историю, чем идя обетованной земли. Есди заняться предбиблейской историей евреев, то на основе имеющихся данных можно выдвинуть гипотезу, что евреи были носителями многих значительных новаторских идей. Статья Бориса Мойшезона «Загадки древних цивилизаций в журнале «Народ и Земля» (1, 1984) представляет огромный интерес. Приведу лишь одну выдержку из этой статьи (напомню читателю, что евреи антропологически относятся к арменоидному типу).

Приблизительно 12000 лет назад начались резкие перемены в жизни людей на земле. Появились первые дома и  и укрепленные поселения, украшения и каменные сосуды. Люди сделали первые шаги в земледелии и скотоводстве. Эти события археологи назвали неолитической революцией. Начало неолитической революции связывают сейчас с так называемой Натуфийской культурой на территории Израиля. Там же находят первый город – городище Иерихон.

Современные данные о развитии неолитических и последующих культур показывают, что в целом это был процесс, непрерывно разворачивающийся во времени и пространстве. Новые очаги возникали и исчезали, но с течением времени неолитическая революция захватывала все новые районы. Вначале – Северная Месопотамия и южные районы Анатолии, затем – Западная Анатолия, Греция и Балканы, далее – Закавказье, Западный и Северный Иран, Южная Туркмения и Южная Месопотамия. Примерно с седьмого тысячелетия до н.э. в Анатолии и Северной Месопотамии стали развиваться культуры, где уже были керамика и начальные элементы металлургии. Эти культуры соответствуют так называемой Халколитической эпохе. От них опять пошли волны прогресса на запад, восток и юг.

Следующий археологический период – бронзовый век – с 4000 г. до н.э. имел, кажется, неоспоримыми своими источниками Гассул – Беершевскую культуру и всед за тем культурные очаги Северной Сирии, Шумера и Кавказа. Аналогичная картина вырисовывается и из анализа археологических и дописьменных данных по так называемому железному веку, примерно с 1200г. до н.э.

Кроме пространственно-временной непрерывности развития, начатого неолитической революцией, археологи находят множество дальних связей, совпадений стиля, удаленных друг от друга культур, синхронность в ряде существенных перемен и нововведений. Иногда кажется, что процесс прогресса человечества только локально определялся свободой выборов и случайностями, в целом же был согласован и направлен. Такое почти мистическое ощущение можно сделать рациональным, если предположить наличие определенной преемственности и связанности в какой-то стабильной части активного человеческого элемента, угадываемого за неодушевленными свидетельствами археологии.

Описанные нами выше свидетельства древней скульптуры деформации черепов уже с неолитического времени, антропологические корреляции металлоргических лчагов дают простое и ясное указание в одном только направлении: стабильной частью процесса культурной революции в неолитическую и последующие эпохи, определившей его приемственность и связанность, были люди атропологически относимые к арменоидному типу. Более того, арменоидные изображения царей и богов, связь деформированных арменоидных голов с представлением о знатности, делают весьма вероятным их более сильное предположение. В очень древние эпохи – приблизительно с 10000г. до н.э. – арменоиды были тождественны высшему классу, по крайней мере, в центральной части Ближневосточного культурного очага и их экспансии, в основном, совпадали с процессом пасширения этого очага.

Говоря об истории создания искусственных островов для новых государств, надо также помнить связанные с этим некоторые печальные ситуации. Я имею ввиду прежде всего создание так называемого государства Силэнд.[4]

Краткая история этого государства такова. Во время Второй Мировой войны англичане построили в открытом море семь стальных платформ размером примерно 120 на 35 метров, где были размещены зенитные батерии  для отражения налетов немецких самолетов. Одна из таких платформ находилась в семи милях от берега, т.е. в то время в нейтральных водах. Терри Рой Бейтс, майор английской армии, после войны решил обосноваться с семьей на этой платформе. Он объявил этот остров государством, а себя его князем  со всеми соответствующими институтами, включая даже собственную радиостанцию. Со временем это государство стало объектом детяельности международных аферистов. Пользуясь формальным статусом этого государства, они проделывали и проделывают  всякого рода обширные финансовые махинации.

Итак, я кратко описал некоторые доводы за и против выриантов создания еврейского государства по первому критерию победила, так как она опиралась на мощнейшую традицию и при том технически допустимую. Идея создания еврейского государства по второму критерию, по-видимому, пала, потому что в ней не было цементирующей идеи, идущей либо от прошлого либо к будущему, но связанному с прошлым, а преобладал прагматизм настоящего. Создание государства по третьему критерию, если даже имеет потенциал для выживания с точки зрения эксплуатации традиции, прежде всего, должен стать технически возможным. Так, для плавучих островов в открытых водах требуется в больших количествах дешевая энергия. Но, увы!. Сколько еще лет для этого понадобится? Когда, к примеру, управляемые термоядерные процессы станут настолько эффективными, что позволят реализовать идеи, требующие огромного количества дешевой энергии из независимых, в смысле никому не принадлежащих источников?

Итак, сейчас остается реалистичным первый путь создания еврейского государства, который и был воплощен.

Допустим, что не только создание еврейского государства в Израиле является единственным решением еврейской проблемы, но и все евреи, т.е. евреи не ассимиляторского толка, должны жить там. Но как организовать массовый переезд евреев диаспоры в Израиль в условиях, когда в странах диаспоры нет пока критической ситуации?

6. Об эмиграции евреев в Израиль.

Весьма и весьма трудно, не родившись в Израиле и не имея там глубоких корней, переезжать в страну, которая воспринимается как осажденная крепость. Это требует твердости духа и огромной веры в возможность длительного расцвета Израиля. Для увеличения эмиграции евреев в Израиль нужно время, нужно изменить во многом психологию людей, которая является таким же объективным фактом, как и условия их жизни в диаспоре.

В Торе по поводу учета психологии евреев при принятии радикальных решений имеются очень глубокие рассуждения. Когда Бог выводил евреев из Египта в обетованную землю, то Он мог указать Моисею кратчайший путь через филистямлянскую землю. Но был выбран другой путь и вот что по этому поводу говорит Тора. «Когда же фараон отпустил народ, то Бог не повел по дороге земли Филистимской, потому что она близка, ибо сказал Бог : « чтобы не расскаялся народ, увидев войну, и не возвратился в Египет. И обвел Бог народ дорогою пустынною к Черному морю.» (Исход, 13:17-18)

И как известно, по пустыне еврейской народ шел к обетованной земле сорок лет. И это было наказание всем тем, кто возроптал на Бога. Встретившись с трудностями, они их ипугались, так как выросли в Египте в неволе и боялись врагов, вкусили блага хорошей жизни, которая у них была до прихода последнего фараона.

Вот что далее говорит по этому поводу Тора: «В пустыне сей падут тела ваши, и все исчисленные, сколько вас числом, от двадцати лет и выше, которые роптали на Меня, не войдете в землю, на которой Я, подъемля руку Мою, клялся поселить вас, кроме Халева, сына Иефоннитна и Иисуса, сына Навина. Детей ваших, о которых вы говорили, что они достанутся в добычу врагам, я введу туда, и они узнают землю, которую вы презрели, а ваши трупы падут в пустыне сей. А сыны  ваши будут кочевать в пустыне 40 лет и будут нести наказание за блудодейство ваше, доколе не погибнут все ваши тела в пустыне.

По числу сорока дней, в которые вы осматривали землю, вы понесете наказание за грехи ваши сорок лет, год за день, дабы вы познали, что значит быть оставленным мною.» (Числа 14: 29-34)

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Всем сказанным я вовсе не хочу снять с себя моральную вину за то, что выехал из СССР по израильской визе и не поехал в Израиль. Мое право было уехать из СССР в любую другую страну, которая мне нравится и готова меня принять. Но не менее важно как уезжать. Есть неприглядность в такого рода выезде, так как он был связан с ложью. Конечно, много можно сказать в оправдание по этому поводу. Прежде всего, запрет лжи не входит в 10 заповедей; о недопустимости лжи упоминается в Торе лишь в книге Левит, 19 :11. И если следовать Торе, то сколько наши праотцы лгали.  Достаточно вспомнить как Яков по наущению матери обманул своего отца, чтобы получить его благословение, которое по праву принадлежало старшему брату Исаву. (Бытие, 27: 1-38)  Но для меня ложь есть ложь независимо от цели. И если человек оказался слаб и решился солгать, то это нужно не оправдывать, а всячески в этом каяться.

Выезжая из СССР я также использовал лозунги, под которыми группа мужественных советских евреев начала кампанию за выезд на свою историческую родину. И мне резонно могут сказать: «Почему вы не организовали ваше собственное движение за выезд из СССР не в Израиль?» И мне кажется, что такое мнение имеет самые серьезные основания.

Советские лидеры формально выпускали евреев в Израиль. Фактически они цинично продавали евреев как свою собственность Америке взамен за детант и сопутствующий ему экспорт в СССР военной технологии и других благ. Советским лидерам было удобно выпускать евреев в Израиль. Это давало им еще до выезда возможность лишать выезжающих советского гражданства и избежать всяких хлопот, которые могуть доставить эмигранты, сохраняющие советский паспорт и желающие вызвратиться обратно или навестить своих родственников и друзей. Такого рода акция по лишению гражданства была удобна в глазах общественного мнения в случаях эмиграции в государства, с которыми данное государство не имеет дипломатических отношений.

Более того, когда украинец или литовец хотел эмигрировать, мотивируя это тем, что он хочет воссоединиться с родственниками, то ему говорили: твоя историческая родина здесь и если ты хочешь воссоединиться со своими родственниками, то пусть они   приезжают сюда. Вот у евреев и немцев мол другая ситуация – их историческая родина в другой стране.

Итак, если мои заметки имеют некоторый смысл, то это, быть может, позволить читателю пересмотреть свои взгляды на место еврея в этом мире, на свою личную силу и слабость, определившую его решение сохранить себя евреем и жить в той или иной стране. Но во всех случаях, каков бы ни был выбор, его, по-видимому, нельзя считать единственным путем решения столь сложной проблемы.

___________________________________________________

[1] Plomin, R., «The Role of Inheretanced in Behavior,» Science, vol. 248, 1990, cnh8183-188.

[2] В этой связи представляет интерес книга Lumsden, C. and Wilson E., Genes, Mind, and Culture, Harvard University Press, 1981, в которой авторы претендуют на первую попытку проследить развитие от генов черезсознание к культуре. Их концепция включает всякого рода культурные системы, начиная от протокультур макак и шимпанзе и кончая воображаемыми культурами. О генетических началах еврейской культуры см. аппендикс в книге L. Poliakov, The History of Anti-Semitism, New York: Schoken Books, 1975.

[3] Известен такой, на первый взгляд, парадоксальный факт, что блондины, которые легче отражают солнце, живут в более северных районах, где как раз нехватает солнца, тогда как темнокожее население живёт в районах с повышенной солнечной активностью. Это связано с наличием специальных пигментов, предохраняющих темнокожую рассу от негативного воздействия чрезмерных доз ультрафиолетового излучения. Возможно, в зоне повышенного ультрафиолетового излучения выживаемость последней будет наиболее заметной по сравнению с другими рассами (у меня нет сведений относительно жёлтой и красной расс).

[4] По материалам статьи Бориса Леонидова в Очной Ставке, перепечатанной газетой Новое Русское Слово от 8 сентября 2000 года.

Leave a Reply