Archive for the ‘Воспоминания.’ Category

ОГЛАВЛЕНИЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ

О книге «Алхимик» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7

Предисловие . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 9

Раздел первый: НЕЗРЕЛЫЕ ГОДЫ

Глава 1. Где я родился и кто моя родня . . . . . . . . . . . . . . 14

Глава 2. Мои школьные годы . . . . . . . . . . . . . . . 27

Глава 3. Узбекистанский институт народного хозяйства 39

Глава 4. Московский государственный экономический

институт . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 50

Глава 5. Поступление и учёба в аспирантуре . . . . . . . . 67

Глава 6. Работа на заводах. Первые «малогабаритные»

публикации. Первая полновесная статья . . . . . . . . . 94

Глава 7. Послезаводская жизнь в сталинские годы . . . . 110

Раздел второй: РАБОТА В СССР, 1953-1973

Глава 8. Поступление на работу в систему

Ниистройкерамика. Провал второй диссертации.

Написание книги по автоматизации производственных

процессов и организации труда в машиностроении 125

Глава 9. Институт экономики АН СССР . . . . . . . . . 148

Глава 10. Институт экономики (Продолжение 1) . . . . . 161

Глава 11. Институт экономики (Продолжение 2) . . . . . . 181

Глава 12. Центральный экономико-математический

институт (ЦЭМИ) Академии наук СССР . . . . . . . . 202

Глава 13. ЦЭМИ – смена концепции В.А. Волконского 221

Глава 14. ЦЭМИ – система «ПУПУ» . . . . . . . . . . . . . 243

Глава 15. ЦЭМИ – мои поиски сторонних математиков

и их поиски меня . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 259

Глава 16. ЦЭМИ и МГУ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 281

Раздел третий: НА ЗАПАДЕ

Глава 17. Эмиграция . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 305

Глава 18. Беркли . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 322

Глава 19. Филадельфия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 338

Глава 20. Расселл Акофф . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 367

Глава 21. Кафедра науки принятия решений . . . . . . . . . 402

Глава 22. Круги общения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 426

Глава 23. Круги общения (продолжение) . . . . . . . . . . . 453

Приложения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 478

Указатель имён . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 502

Иллюстрации . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 509

ВСТУПЛЕНИЕ

По совету моей невестки Оксаны, я прочитал русское издание книги всемирно известного бразильского писателя Пауло Коэльо Алхимик (Москва: Издательский дом «София», 2004). И был потрясен мудростью автора. Он как-то сумел проникнуть в мою биографию и изложил ее предельно кратко и точно в своем предисловии к русскому изданию книги, написанном в 2000 г.

Я не могу уйти от соблазна привести довольно большой отрывок из этого предисловия. По отношению к нему весь текст моей книги будет, в лучшем случае, иллюстрацией.

Ключевое понятие, которое лежит в основе повествования о путешествии пастуха Сантьяго, — это понятие «Своя Судьба». Что же такое Своя Судьба? Это наше высшее предназначение, путь, уготованный нам Господом здесь, на Земле. Всякий раз, когда мы делаем что-то с радостью и удовольствием, это означает, что мы следуем Своей Судьбе. Однако не всем достает мужества идти по этому пути, добиваясь встречи со своей заветной мечтой.

Почему же не у всех сбываются желания и мечты?

Этому мешают четыре препятствия. Первое состоит в том, что человеку с раннего детства внушают, что то, чего он в жизни больше всего желает, просто неосуществимо. С этой мыслью он вырастает, и с каждым прожитым годом его душа все больше обрастает коростой многочисленных предрассудков и страхов, переполняется чувством вины. И однажды наступает момент, когда желание следовать Своей Судьбе оказывается погребенным под тяжестью этого груза, и тогда человеку начинает казаться, что он окончательно утратил ощущение своего высшего предназначения. Хотя на самом деле оно, разумеется, по-прежнему живет в его душе.

Read the rest of this entry »

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ: НЕЗРЕЛЫЕ ГОДЫ

ГЛАВА 1. ГДЕ Я РОДИЛСЯ И КТО МОЯ РОДНЯ

Все мемуары, научные, ненаучные или антинаучные, обычно начинаются с рождения их автора.

ГОД И МЕСТО РОЖДЕНИЯ. Я родился 2 сентября 1927 года. В тот год партия поставила вопрос о первом пятилетнем плане. Этот факт символично говорил как бы о том, что стране были нужны кадры. Имя Арон мне дали в честь брата моего деда (по папиной линии), который умер незадолго до моего рождения, будучи именитым ребе в Сороцке, Отвоске и Варшаве. Между прочим, я никогда не менял своего имени, хотя мои дяди пытались называть меня Аркадием.

Родился я в г. Изяславле, в клейн штетел в Украине, в бывшей черте оседлости. Вот что пишет об этом городе Большая Советская Энциклопедия:

Изяслав, город, центр Изяславского района Хмельницкой области УССР, на р. Горынь (приток Припяти). Железнодорожная станция (Изяславль) на линии Тернополь–Шепетовка. 14,3 тыс. жителей (1971). Маслодельный, кирпичный заводы; фабрики мебельная, музыкальных инструментов.

Между тем этот городок имеет длинную историю. 

По одной из версий кн. Владимир в 10 в. выделил поселение сыну Изяславу, по второй – город основал кн. Изяслав Мстиславович в 12 в. В конце 13 в. город входил в состав Галицко-Волынского княжества. С 14 в. – во владении князей Острожских. В 1466 г. князья Заславские на берегу р. Горынь начали строительство замка. В 15-16 вв. Изяслав испытал нападения татар. В 17 в. – значительный торговый и хозяйственный центр юга Волыни. (http://nashkray.kiev.ua/hmel.htm)

У Изяслава (прежнее название города – Заславль) был даже свой герб. Как следует из материалов, касающихся Изяславля и помещенных на Интернете в поисковой программе Яндекс:

Герб Заславля (Новоград-Волынского наместничества) утвержден 22 января 1796 года.

В верхней части щита герб Новоград-Волынский. В нижней – в красном поле серебряные ворота с тремя башнями, покрытыми княжескою короною, а в отворенных воротах скачет вооруженный всадник, имея в руке меч на размахе и покрытый щитом; каковой герб доныне употребляется тамошним Магистратом”. (Использован текст гербовника П.П.фон Винклера)

Во второй половине XIX века был составлен новый проект герба: “В червленом поле серебряная городская стена с 3 башнями, покрытыми княжескими коронами, в открытых воротах которых изображен Литовский погонь”. Проект не был утвержден. (Использованы материалы геральдического архива В.Маркова, Санкт-Петербург) Read the rest of this entry »

ГЛАВА 8. Поступление на работу в систему Ниистройкерамика. Провал второй диссертации. Написание книги по автоматизации производственных процессов и организации труда в машиностроении

Новый этап в моей жизни начинается после смерти Сталина, которую я встретил с надеждой на лучшее. Рассказы Клименко о Сталине послужили лучшей прививкой против скорби о нем, которую испытывали многие советские граждане. Конечно, я не рвался на его похороны, тогда как многие мои знакомые пытались проникнуть в Колонный зал Дома союзов, где стоял его гроб, и чудом остались живы.

После того как в апреле 1953 г. были реабилитированы «врачи убийцы» я обратился к Владимиру Александровичу Лукашевичу, заместителю начальника планового отдела Министерства промышленности строительных материалов СССР, с просьбой помочь мне с устройством на работу. Я познакомился с Владимиром Александровичем, когда проходил в этом Министерстве студенческую практику, и у нас остались добрые отношения. Владимир Александрович сразу же связался с Александром Иосифовичем Богуславским, который заведовал группой экономистов в проектно-конструкторском бюро (ПКБ) при Научно-исследовательском институте строительной керамики. До этого Богуславский был начальником планового отдела Министерства промышленности строительных материалов. Он был исключен из партии и снят с этой должности в период сталинской антисемитской истерии в конце 40-х или самом начале 50-х годов наряду с несколькими другими евреями, также занимавшими в этом министерстве руководящие посты. Вскоре я был зачислен на должность инженера-экономиста в группу к Богуславскому.

Я был сразу же послан в командировку в г. Славянск на Славянский керамический завод для выявления производственной мощности завода. Дело в том, что, при существовавшей тогда практике, заводы стремились получать как можно меньший план, потому что от выполнения и перевыполнения плана зависела премиальная система инженерно-технических работников. Чтобы получить меньший план, надо было скрывать мощности. Поэтому министерства стремились через свои подведомственные организации выявлять мощности предприятий.

Бригаду, посланную на Славянский завод, возглавлял Моисей Львович Тауб. В прошлом он был идишисткий литератор. Он осознал угрозу такого рода занятий в конце 40-х годов, когда Сталин учинил антисемитский погром, выразившийся в убийстве Соломона Михоэлса, закрытии еврейского театра и издательства, аресте многих видных еврейских поэтов и писателей, членов Еврейского антифашистского комитета и т.п. Тауб перешел на работу в ПКБ стройкерамика. Еще в бригаду, кроме меня, входила техническая сотрудница.

Мне была выдана инструкция, как считать мощности отдельных видов оборудования, и я приступил к работе. Недели через две я начал обнаруживать в инструкциях неточности. Я рассказал о них Таубу. Будучи человеком крайне осторожным (и за это его нельзя винить, учитывая его прошлое), он соглашался с моей критикой. Он мне порекомендовал быть более скромным и помнить, что я не умнее составителей инструкции и ее рецензентов. В ответ я ему сказал: «Скромность – это смерть для молодого ученого». Да, как выразился Соломон Аронович Хейнман: «Молодежь должна дерзать, но не дерзить!» Read the rest of this entry »

ГЛАВА 17. ЭМИГРАЦИЯ

Первые серьезные разговоры об эмиграции евреев из СССР можно датировать 1968 годом. Летом мы отдыхали на литовском хуторе Вайшнунае с друзьями-евреями: Мариной и Яшей Рубенчиками, Аней и Борисом Рабботами, Володей Гурвичем и его мамой Мальвиной (оба они уже умерли), Мишей Бреслером. Между прочим, все они в 70-е годы эмигрировали в США. Судьба этих людей в Америке сложилась по-разному. Но все они работали. Со всеми ними мы поддерживаем разной степени близости отношения.

Разговоры об эмиграции легли на благодатную почву. Женя и я всю нашу жизнь ощущали антисемитизм. При этом я все больше и больше понимал, что он глубоко связан с традициями России, где еврей всегда был и будет второсортным человеком и что, несмотря на все данные мне блага – заведование отделом в академическом институте, профессура в МГУ, это ничто иное, как подношения нужному еврею. (В Германии при Гитлере также было порядка 200 семейств т.н. Die Nutzliche Juden – нужные евреи, приравненных по правам к арийцам). Я преодолевал либеральные идеи, которые вселяли надежду, что евреи в России (равно как и Германии, Польше и многих других странах) могут стать такими же равноправными людьми, как и коренное население. Я понимал, что в либерализме была заложена трагическая ошибка многих евреев, которые в свое время не эмигрировали из России. Поэтому мы эмигрировали из страны Россия, а не из Советского Союза как политической системы, которая была производной от культуры страны.

Read the rest of this entry »